Биохимия стресса

При стрессе происходит нарушение биохимических процессов, начинаются патологические изменения в органах и тканях,что подавляет иммунную систему.

Читать далее

На грани нервного срыва

Чего ожидать в будущем? Мнение эксперта

Россия оказалась на грани нервного срыва: в результате активного применения манипулятивных технологий общество погружают в состояние хронического стресса, что в перспективе может привести к взрывоопасной ситуации, считает кандидат медицинских наук, специалист в области социального и информационного стресса доктор Александр Москвин. В интервью РИА «Новый Регион» он рассказал, как влияет пропаганда на сознание людей, почему социальные инженеры держат общество в страхе и чем это может обернуться. Он также назвал наиболее значимые болевые точки социума и предложил рецепт, каким образом можно нейтрализовать негативное информационное воздействие.

«Новый Регион»: Современное общество подвержено сильному информационному влиянию, в том числе через официальную пропаганду. Как такое внешнее воздействие отражается на общественном сознании, сознании отдельных людей?

Доктор Москвин: Личность человека формируется при постоянном взаимодействии с социумом. Всем полезно получать социальную информацию с разных сторон, анализировать, запоминать, выстраивать тактику, стратегию и, соответственно, приемлемые модели поведения. Однако очень часто возникают ситуации, когда информация категорически не совпадает с моральными принципами и жизненными интересами личности, но навязывается с применением разнообразных технических социальных средств воздействия.

Есть такое понятие – социальная инженерия, которая применяется различными социальными и политическими группами, религиозными организациями и корпорациями для приведения поведения людей в максимально приемлемые для себя рамки. Формируются так называемые репрезентативные группы. Для каждой из них создается своя система подачи нужной информации. Когда человек получает противоречивую информацию, не совпадающую со своими взглядами, принципами и желаниями, он отчуждается. Код коммуникации сбивается, происходит разобщение людей в той или иной социальной группе.

Дело в том, что любая информация, которую человек получает, даже если она сознательно отсекается индивидуумом на критическом уровне, все равно откладывается в глубоких слоях памяти и сознания. Через какое-то время, согласно принципу «вода камень точит», происходит эффект накопления. Пример из «15-летнего капитана», помните, когда под компас подсунули топор и корабль унесло в далекие края… Информация, которая намеренно или ненамеренно искажает реальность, через какое-то время «намагничивает» личность и становится таким «топором» под мотивациями каждого человека. В результате его решения принимаются, исходя не из его реальных потребностей, а в интересах какой-то узкой группы, которая им манипулирует в тех или иных целях – неважно, для того, чтоб он купил колготки или валенки, или «правильно» проголосовал на выборах.

Другими словами, формируется искаженное общественное мнение, которое на определенном этапе начинает модифицировать внутреннюю картину мира каждого человека. С одной стороны, таким социумом, безусловно, проще управлять, с другой – у людей накапливается агрессия, которая периодически ищет выхода в виде того или иного социального взрыва. Это технология разобщения социальных групп с разным вектором направленности, и она активно применяется.

«Новый Регион»: Можно сказать, что используется старый проверенный веками принцип «разделяй и властвуй»?

Доктор Москвин: Да, только технологические методики позволяют это сделать ненавязчиво и намного эффективнее. Сначала изучаются закономерности ассоциативного мышления, затем информационный поток может дробиться на части и подаваться дозировано таким образом, чтобы через какое-то время в сознании человека разрозненные кусочки склеились в одну картинку, после чего человеку предоставляется возможность принять «собственное» решение.

Но это далеко не единственная проблема. Следующая болевая точка – недействие или имитация действия. Сейчас мы постоянно наблюдаем это в политике, спорте, бизнесе, искусстве… практически везде, что является одной из причин очень сильного перенапряжения в обществе.

С одной стороны, люди либо не хотят участвовать в такой имитации бурной деятельности и самоустраняются – иммигрируют внутренне или внешне, либо вынуждены поддаваться общему тренду, хотя их личность всё равно не принимает этого. Человек, который имитирует, на самом деле тоже испытывает колоссальный стресс, потому что его сознание, внутреннее «Я» самым активным образом сопротивляется. Такие люди теряют так много энергии, ругая себя внутри, но не могут ничего изменить, в результате чего начинают компенсировать возникший внутренний конфликт, например, алкоголем.

Надо понимать, что имитация деятельности, как и бездействие, являются гигантским фактором возникновения стресса. Главная цель любой вменяемой личности – реализовать себя. Если социум не дает этого сделать, то человек замыкается, становится автономным. Условно говоря, личности дается место на дороге при рождении, а она не может выйти на эту дорогу за определенные рамки, уменьшать или увеличивать скорость… Такой социальный ритм, если он категорически не совпадает с биологическим, обладает мощными разрушительными свойствами. Разница в том, что у кого-то разрушение произойдет через год, у кого-то – через 5 лет, но ситуацию это в принципе не меняет.

«Новый Регион»: Судя по информационной картине последнего времени, в обществе обострилось чувство тревожности? Так ли это, на ваш взгляд?

Доктор Москвин: Сейчас каждой социальной группе навязывается свой страх. Следуя этой логике, человек обязан чего-то бояться. Если он не боится полиции, то должен опасаться радиоактивного загрязнения, безработицы, наказания в загробной жизни или чего-то другого.

Мы не проводили социологических опросов, но, судя по результатам общения в репрезентативных группах, могу сказать, что произошел некий тектонический сдвиг в сознании бОльшей части общества, который можно охарактеризовать следующей триадой. Первое – это недействие. Второе – нетерпимость. Третье – выплеск социальной агрессии и её канализация в те или иные сферы.

И ещё один момент – неверие в перспективы и чувство безнадежности. Для большинства людей отдаленные перспективы позитивных результатов закрылись. Люди заранее разочарованы и не уверены в завтрашнем дне.

«Новый Регион»: Для чего повышается градус тревожности в обществе?

Доктор Москвин: Неопределенность рождает тревогу, которая повышает восприимчивость к внешнему чужеродному воздействию и повышает агрессию. В результате человек зацикливается на своей проблеме, не может отвлечься на решение других задач и становится подвержен манипуляциям. Речь может идти о неуверенности в завтрашнем дне, о том, будет работа или нет, какие перспективы у детей и так далее – все это повышает уровень тревоги и, соответственно, агрессии. Личность теряет способность воспринимать позитивную информацию, кроме той, которая направляет его в определенное русло. В этом состоянии с людьми можно сделать всё что угодно, человек легко поддается влиянию сект и маргинальных политических движений.

Самая большая проблема, что манипулировать легко, для этого ума особого не надо. Сознание человека – очень хрупкая, очень нежная штука. Заблокировать волю у женщины, у которой на руках трое-четверо детей, или у бизнесмена, который кроме своего дела загружен проверками и прочим, очень просто. А вот вытаскивать людей из этого состояния очень сложно.

Как не поддаться манипуляции? Ключик достаточно простой – чувство юмора, наличие определенного уровня интеллекта, способность к перезагрузке информации. Должен быть некий внутренний уровень свободы и чувство собственной индивидуальности, которые позволяют человеку чувствовать себя комфортно в любой ситуации и не поддаваться стадному инстинкту.

С одной стороны, сейчас появилась группа людей, которая купается в информационных потоках, следит за событиями и, в то же время, критически не осмысливает получаемые сведения. С другой – бОльшая часть общества закрыта для информации. Такие люди консервативны, они не хотят ничего менять, но при этом не удовлетворены тем, что есть. Формируется очень опасная триада, которая может рвануть очень сильно.

«Новый Регион»: Последствия этого взрыва в чём могут проявиться?

Доктор Москвин: Я скорее специалист в области нейтрализации социального стресса и агрессии. С этой точки зрения могу предположить, что сейчас общество держится на тройном фундаменте. Первый слой – это элита. При её смене в политику и экономику привлекаются люди некреативные, нетворческие, но в то же время способные к жесткому выполнению любых команд. Особо ценится готовность к мимикрии в зависимости от тренда. То есть поднимаются тяжелые пласты, которые обычно всплывали, например, в период коллективизации или в 1937 году.

Второе. Это апелляция к закону и усиление юридического прессинга. Ряд научных работ четко доказывает, что усиление давления в этой сфере неминуемо приводит к повышению индивидуального стресса практически у любого человека независимо от его возраста, образовательного уровня и социального статуса.

Очень большая проблема заключается в том, что структура, которая может быть создана как основа государственной политики, апеллирует к обычным людям, «середнякам» или обывателям в хорошем смысле этого слова, которые попросту не в состоянии выдержать такой прессинг. Чтобы выдержать эту нагрузку, человек должен уметь трансформироваться, подавлять собственные эмоции и в результате стать неким биомеханизмом. На коротком этапе это может дать ложный эффект укрепления системы. Но в более отдаленной перспективе происходит неизбежная декомпенсация и взрыв. Например, в 2002-м году было организовано усиление мер по борьбе с террором. Милиция была переведена на специальный режим работы, что, безусловно, уменьшило риски терактов. Но закончилось это делом Евсюкова (Денис Евсюков расстрелял в супермаркете людей, двое человек погибли, более двух десятков человек признаны потерпевшими, – прим. «НР»), а на более глубоком уровне – колоссальным ростом депрессивных расстройств и алкоголизации тех, кто попал под этот прессинг в силу служебной необходимости. И дело даже не в том, что люди, в данном случае сотрудники МВД, попали под пресс государственной машины. Аналогичную ситуацию мы наблюдаем в частных фирмах и корпорациях, и даже в образовательных учреждениях.

Помните старый анекдот: Штирлиц поймал котенка и влил в него 10 капель бензина. Котенок прошел 10 шагов и умер. «Наверное, бензин закончился», – подумал Штирлиц. Эти капли бензина и есть ложная или искаженная информация. Если человеку долгое время давать только такие сведения и постоянно навязывать «нужное» мнение, он пройдет и проголосует «как надо», если речь идет о выборах.

Если война начинается на уровне социума и государства, то она перетекает в каждую кухню, каждый офис. Где-то это борьба за ресурсы, где-то – за заработную плату, где-то – за человека, где-то – просто война из любви к искусству. Если постоянно отправлять в одну точку посыл, несущий программу разрушения, то по закону распределения эта информация дойдет до любого человека, где бы он ни находился. Это закон информационной диффузии. А после запуска программ агрессии, которые иногда заложены на генетическом уровне, находится повод… Где и когда рванет, это уже фактор времени и закон случайных чисел.

«Новый Регион»: А что может защитить человека от такой ситуации? Нужно выкинуть телевизор?

Доктор Москвин: Избавление от телевизора не поможет. Кроме прямой доставки информации существуют ещё различные технологии оболочек. Разрабатываются не просто блоки информации, которые человек обязан усвоить, готовятся также способы доставки, а они могут быть совершенно разные. Информация может подаваться дозировано, сознание это не отсекает и в результате формирует единую картинку. Таких вариантов, которые создают искаженное мнение, масса. Сделать это несложно.

Другое дело, что последствия будут крайне тяжелые. Человек, который оказывается в состоянии подобного социального прессинга, испытывает необъяснимое чувство усталости и непонимания, почему он не хочет, а часто и не может ничего делать. У него снижается инициатива, иссякают жизненные резервы. В какой-то ситуации вместо конструктивности у него начинает проявляться агрессия, потому что его подсознание пытается освободиться от того, чего не понимает и не принимает, от чего нужно освободиться. В результате агрессия обрушивается на жену, собаку, соседа или какого-то водителя в соседнем ряду. Начинается неконтролируемый сброс негатива…

Если интеллектуальные способности человека достаточно высокие, особенности личности и воспитания таковы, что принуждают держать себя в руках, этого не происходит. Возникает другая проблема – куда более опасная. Когда кто-либо избыточно контролирует или, хуже того, блокирует собственные эмоции, у него начинается соматический рикошет. Адреналин должен куда-то выплеснуться. Хорошо, если это мышцы, которые будут требовать какой-то разрядки, например, боксерской груши… Но чаще всего, этот рикошет идет в голову или спину – человек начинает зажиматься, у него начинается болевой синдром. Если зажимается шея, значит – появляются головные боли с повышением давления. Часто в желудок или органы малого таза – присоединяются язва желудка или сексуальные проблемы. Еще миллион других вариантов. Такие проблемы, которые вроде бы непонятно, почему возникли, накапливаясь, формируют достаточно сильный соматический рикошет.

Большинство методик ориентированы на локальный симптом у конкретного человека. Болит спина – давайте массаж ему сделаем, спа или витаминчики и т.д. При этом причины, с точки зрения формальной медицины, как бы не существует. Многие не понимают, каким образом внешняя социальная информация влияет на сознание и вызывает сложный, многокомпонентный комплекс серьезных изменений, который мы называем синдромом информационной травмы.

«Новый Регион»: Если говорить о состоянии нашего общества, которое можно условно разделить на элиту (чиновники, крупные бизнесмены, силовики) и остальной народ, у какой части социума стресс сильнее?

Доктор Москвин: Социальные группы – это не изолированные сосуды. Они соединены друг с другом множеством мелких ручейков – через родственников, с которыми в первом-втором поколении имеют отношения, а также с другими группами – через системы обслуживания и взаимодействия. Взаимодействие с внешним миром и информационный обмен происходят также через пробки, аэропорты, супермаркеты, наконец. Соответственно, уровень стресса в целом выравнивается – как уровень жидкости в сообщающихся сосудах. Если в одной группе стресс зашкаливает, мы должны понимать, что в этот же самый момент другие социальные группы косвенно, но все равно его получат. Если волна пошла на берег и что-то там смыла, то она неминуемо уйдет в обратную сторону.

В любом случае, мы говорим о повышении общего уровня стресса.

Сейчас в России формируется достаточно жесткий разрушительный социум, точнее, он уже создан, сцементированный не желанием действий, а именно страхом высунуться, проявить себя и выступить против системы. В этой ситуации актуальным стал принцип – «кто не с нами, тот против нас». Кто против – того уничтожают.

В Москве ещё как-то можно попытаться выступить против системы. В регионах – человек ничего не может сказать против местной элиты, например, губернатора. Попахивает средневековьем, ибо в этом случае мы имеем дело с реконструкцией феодализма. Но доморощенный феодализм на фоне цифровых технологий дает совершенно извращенные результаты. Пример – станица «Кущевская». А у индивидуума в течение нескольких лет психика просто разваливается. Человек деградирует профессионально, социально и, что немаловажно, морально. Уровень цинизма просто зашкаливает. Степень риска сейчас такова, что нам сложно предположить, какие могут появиться эмоциональные, психоэмоциональные, вегетативные, психосоматические патологии.

Наступил некий промежуточный этап…

«Новый Регион»: Дело Сердюкова, миноброны и вообще борьба с коррупцией. Это повышает градус тревожности у элиты?

Доктор Москвин: Для элиты это даже полезно. Думаю, что с позиции высшей системы управления держать нашу местную элиту на коротком поводке, в состоянии постоянного страха, входит в единую концепцию.

У меня возник вот какой вопрос: если человек входит в политическую организацию или корпорацию, то до какой степени его сознание принадлежит владельцу компании или партии? Имеет ли руководитель морально-этическое право применять методы психологического манипулирования, которые разработаны для лечения каких-то неврозов?

«Новый Регион»: С точки зрения руководителей, такие методы могут быть оправданы…

Доктор Москвин: А с точки зрения человека, общества? Есть две позиции или, если хотите, концепции. Есть концепция «органического» государства, в которой каждый человек является собственностью государственной машины. И есть концепция государства как инструмента для решения задач народа, то есть государство как слуга.

Если человек – винтик, тогда всё, о чем мы с вами говорили, не имеет смысла. Потому что всё правильно – нагрузка на каждую деталь машины распределяется равномерно. Если машина попала в трясину, то нагрузка резко возрастает и трясет всех. Когда-то в начале 1990-х я был сторонником этой модели. Но с годами, получив определенный опыт, я пришел к выводу: чем больше асоциальность вторгается в личность, тем меньше личность может и хочет существовать. Помогая государству на определенном этапе, в какой-то момент происходит атрофирование…

«Новый Регион»: В России была попытка перейти ко второй модели, но, судя по тому, что происходит, мы обратно скатываемся к государству, где каждый человек – винтик…

Доктор Москвин: Вопрос в том, как долго будет продолжаться это пограничное состояние, насколько хватит общественного ресурса. Если вы делаете из человека винтик или шпунтик, его личность всё равно сопротивляется и бунтует. Взрыв может произойти не через 10 лет, а через 15, но суть взрыва от этого не меняется.

Если вы создаете свободного человека, то государство в том виде, в котором оно существует, исчезает автоматически и безо всяких усилий.

В большинстве западных демократий существует механизмы клапана, защитных сбросов, перераспределения прессинга между различными социальными группами, там есть консенсус. Плюс наработана определенная система социальных лифтов, которые позволяют людям двигаться и развиваться параллельно, не мешая друг – другу. Другими словами, там политика является одной из сторон жизни, безусловно, важной, но не более важной, чем пресса, религия, искусство, философия, рост поголовья белых медведей в Арктике. То есть каждый имеет свой вектор движения и экологическую нишу. Но у нас другая ситуация, и когда векторы соединяются в одной точке – происходит взрыв, Крымск. Соедините в один момент все эмоциональные компоненты, получится 7-метровая волна…

«Новый Регион»: А есть ли, условно говоря, волнорез, который способен сгладить ситуацию?

Доктор Москвин: В информационное поле поступают сигналы, например, история с Pussy Riot – это как раз один из волнорезов. Из этой же серии – обыски у представителей оппозиции, гибель Долматова, изменение жилищной политики, налоговой системы, парковок… Ситуация с «Авророй», которую собираются увести в док, как первая ступень подготовки общества к выносу тела Ленина из Мавзолея. Выборы в Жуковском, Сердюков… Это даже не волнорез, а аварийный клапан. Это система стравливания социальной агрессии.

Тем не менее, намечаются тенденции, которые в дальнейшем могут привести к очень серьезным проблемам – поляризации общества, повышению агрессивности, что, кстати, может и не закончиться сиюминутным, пусть и мощным взрывом. Скорее речь пойдет о тлеющей, хронической нестабильности, что намного опаснее.

Теоретически есть два варианта: тлеющий торфяник, который периодически вспыхивает и куда проваливаются целые регионы, особенно в период кризиса. Либо этот торфяник заливают водой, он начинает заболачиваться, появляются малярийные комары. В связи с эпидемией малярии и повышением детской смертности все засыплем ДДТ. Птицы передохнут. Выбор на самом деле очень странный…

«Новый Регион»: И как с этим жить?

Доктор Москвин: Я не являюсь, к сожалению, а, может быть, и к счастью, оракулом и не могу сказать, как с этим жить. Могу сказать, как вытащить конкретного человека из этой ситуации, чтобыон, по крайней мере, начал понимать, что происходит, и начал отделять социальную информацию от своей личности.

Если бы я увидел, что причина стресса находится в скрытом или явном противоречии внешнего воздействия и личности, и это неслучайно, и такая информация проводится специально, то, естественно, сделал бы все возможное и невозможное, чтобы найти источник этого загрязнения и где находится эта «труба», через которую нечистоты прорываются в сознание. Найдя эту «трубу», сделал бы все, чтобы её закрыть.

«Новый Регион»: По вашему мнению, в каком состоянии находится сейчас наше общество – младенческий период, отрочество, престарелый возраст?

Доктор Москвин: Я бы сказал, что наше общество находится в фазе неравномерного развития, когда одна часть достигла столетнего рубежа, а другая – в состоянии инфантилизма. Ситуация такова, что сверхповзрослевшие части социума мешают второй части достичь зрелости.

Сверхповзрослевшие, если говорить с позиции психоаналитической теории, это люди, которые играют роль суперотца. Смысл их жизни состоит в том, чтобы оставить всё так, как есть. Такие люди, с одной стороны, необходимы, так как в некоторых ситуациях могут быть опорой, с другой – вредны, так как могут быть тормозом. Это часть социального организма. Другое дело, что ни одна из частей общества не должна получать преимущество над другими, и тогда будет равномерное развитие и рост.

«Новый Регион»: Если определять болезни нашего общества, то, на ваш взгляд, чем страдает наш социум?

Доктор Москвин: Это очень похоже на хронический посттравматический стрессовый синдром со всеми вытекающими последствиями: фиксации на негативе, повышении агрессии и т.п. Теоретически мы имеем дело со срывом адаптации, постоянно воздействующим многофакторным стрессом. Это может быть даже некий сомнамбулизм (болезненное состояние, при котором люди совершают какие-либо действия, находясь в состоянии сна), когда общество действует с неким автоматизмом, дико звереет, когда его из автоматизма выводят, при этом социум выходит из автоматизма резко, спонтанно, а потом опять в него впадает. В то же время общество еще находится в состоянии скрытой внутренней, если не паники, то постоянной избыточной стрессовой мобилизации.

Образно говоря, рубеж терапевтических воздействий наше общество уже прошло, а хирургических – не выдержит.

«Новый Регион»: То есть поздно пить «Боржоми»?

Доктор Москвин: Сейчас настолько велико эмоциональное и психическое истощение, что сказать нечто оптимистическое сложно. Можно, конечно, надеяться, что придет добрый человек в очках и шляпе и скажет: сейчас я всё исправлю. Но, даже если у него будет борода, он ничего не сможет сделать.

«Новый Регион»: И всё-таки – как можно простому человеку защититься от подобного рода информационных травм, о которых вы говорили, или, по крайней мере, избежать стресса?

Доктор Москвин: Одной из защит от стресса являются свободные эмоции и позитивные мысли. Сама концепция нашей клиники была некой попыткой найти решение легко. Речь идет о незаметном выходе из стресса. Причем нам очень важно использовать энергию стрессов в плюс. Мы исходим из того, что, когда человек попадает в кризис, у него появляется больше возможностей двигаться вперед, чем в той ситуации, когда он находился в стабильном состоянии.

Мы относимся к нашим пациентам, как к абсолютно здоровым людям, которые временно попали в кризис. Нам безразлична их политическая и жизненная позиции, социальный статус, мы не наклеиваем на них ярлыки, не считаем их больными, не назначаем препараты и не воспринимаем их как слабых и несчастных, которые никогда не станут здоровыми.

Если представить жизнь человека как маятник, который качается в определенном ритме, иногда на этот маятник очень много налипает – он или начинает сильно раскачиваться, или наоборот тормозит в какой-то точке… Наша задача – восстановить движение маятника в том виде, в котором оно должно быть. То есть убрать то, что на него налипло, максимально обезопасить от внешних колебаний, и постараться этот ритм сохранить без нашего участия, чтобы человек сам мог его регулировать.

Если у человека есть образ счастья, это не должно зависеть от социума. Человек должен быть счастлив абсолютно и безусловно вне зависимости от внешних факторов. У него должна быть цель и внутренняя энергия, которые помогают ему достичь желаемого.

Справка «НР». Александр Москвин – врач, специалист в области социального и информационного стресса, кандидат медицинских наук, руководитель Исследовательского института Инфоэкологии, директор Клиники социального стресса Infoecology, которая явилась научным ответом на распространение в обществе широкого и безответственного применения методов социальной инженерии со стороны корпораций, СМИ, рекламных компаний и политических сил. Впервые в 2000 году в России восстановил эмоциональную память у пациента с тотальной амнезией.

Владимир Инютин, НР, 15.02.2013

О клинике